mexanizm

Category:

ЮНА. Советская «Мазератти» для генсека Брежнева

Визуально она вполне  похожа на европейские спортивные автомобили 70-х, а чем-то может, и на  более современные Lamborghini. Дизайн еще напоминает Maserati Merak SS  1970-х.  Создана была энтузиастами, сейчас подобные проекты называются  амбициозными стартапами, и первый образец, ходовой концепт-кар был  представлен Леониду Брежневу, большому ценителю автомобилей, в надежде  что генсек оценит этот первый советский «суперкар».  

Генсек не оценил… 

Проектирование этой  машины, у которой поначалу даже названия не было, началось в 1969 году,  работали над ней братья Александр и Владимир Щербинины. Сегодня их  профессия называется промышленный дизайн, но они не только разработали  дизайн кузова, весьма достойный, к слову, для тех лет, особенно если  учесть трудности с каждым техническим элементом, который в тогдашних  условиях конструкторам подобных самоделок приходилось в буквальном  смысле добывать.  

Поначалу братья построили прототип в стиле «Гранд-Туризмо», с кузовом собственной разработки, и технической начинкой от ГАЗ-21. Машина жива и поныне. 

Ну а затем уже всерьёз приступили к созданию спортивного купе.  

В отличии от кузова,  техническая часть «суперкара» была очень далека от спортивной, в её  основе были узлы и агрегаты ГАЗ-21. Основой кузова была рама, задняя  подвеска была рессорной, передняя тоже оставляла желать лучшего,  двигатель мог располагаться как спереди, так и посередине, как у  настоящих «взрослых» спорткаров,  но выдающихся скоростных характеристик  ни он, ни трансмиссия не давали. Выдающимся был лишь кузов с низким  аэродинамическим сопротивлением, в создание которого братья вложили все  свои знания и умения.  

«Кто же, кхм, будет ездить на этой машине?», - спросил Леонид Ильич, когда ему представили машину.  

Maserati Merak SS  1978 года, для наглядного сравнения сходства в дизайне. 

С одной стороны Брежнев,  как большой ценитель и знаток автомобилей был прав, ведь имел  возможность сравнивать. В его коллекции автомобилей помимо  представительских были и спортивные машины, такие как родстер  Мерседес-Бенц SL, Мазератти  1968 года, и он понимал, что технические  характеристики очень далеки даже от намёков на спортивность.  

С другой же стороны,  поступи этот «суперкар» в продажу в СССР даже в таком виде, покупатели  бы на него нашлись, так как дефицит индивидуального транспорта был  страшный, очереди на покупку «Жигулей» тянулись годами, «Москвич»  тоже не так просто было приобрести, а вторичного рынка в его нынешнем  понимании и вовсе не было. Если кто-то надумывал продать свою старую «Победу», или «горбатого заза», или допотопного «слона» Москвич – 400, и особенно если более современного Москвича 2 поколения, то тут же находились желающие среди родственников, друзей или коллег на работе, кто сразу покупал машину.   

Так что спрос на этот  автомобиль с амбициозным спортивным дизайном был бы, поступи он в  производство даже небольшими партиями до 100 машин в день.  

Несмотря на отсутствие   «благословления» на выпуск от первого лица государства , братья  Щербинины не прекратили работы над своим проектом, начали создавать еще  одну машину, более того, к ним подключилась еще одна команда энтузиастов  – братья Юрий и Станислав Алгебраистовы, машина обрела своё название –  ЮНА. 

Машину стали строить на более современной платформе от ГАЗ-24,  хотя спортивной её тоже назвать сложно, а самой необычной была  «производственная площадка», в виде обычной городской квартиры, в  которой энтузиасты и строили свои «суперкары». С балкона готовые образцы  спускали краном, таким образом, появилось еще три автомобиля.  

Машину стали замечать и  появились желающие себе заиметь такую же. Изготовление кузовных панелей  особых сложностей уже не составляло, так как были готовые матрицы, ну а  списанными агрегатами можно было разжиться в таксопарках, что-то купить в  магазинах запчастей или заказать «Посылторгом».  Сколько из таких  «кит-наборов» было простроено машин неизвестно, около десятка, одна из  них точно была четырёхместной, с удлиненной базой. 

На автомобиле были  оригинальные колёсные диски, легкосплавные, их конструкцию и дизайн  разработали Алгебраистовы, а изготавливались диски на авиационном  заводе.  

Хоть машина и не пошла  даже в мелкосерийное производство, но стала самой массовой автомобильной  самоделкой советской эпохи. Самая первая ЮНА , собранная Щербиниными   стоит в одном из московских дворов, ну во всяком случае находилась там  по состоянию на 2015 год, еще несколько экземпляров, модернизированных в  разное время в основном агрегатами от иномарок находятся у разных  владельцев, какая-то часть машин, собранных в 80-е была утрачена.  Неизвестна судьба второй машины, созданной лично братьями, её след  теряется в конце 90-х. 

Говорят, за этот, самый  первый автомобиль коллекционеры предлагали большие суммы, но создатель  не захотел с ним расставаться ни за какие деньги, несмотря на то, что  сам жил небогато.  

promo mexanizm may 10, 2018 15:43 15
Buy for 50 tokens
Машины давно минувших лет. Говорят, что у них есть душа, и порой, глядя в их фары- глаза, может действительно показаться, что так и есть, что эти механизмы живы и сейчас просто отдыхают, просто устали, отдохнут и вновь поедут в дальнюю дорогу, сквозь города и сёла, лесные тропы и пустыни, по…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened